Есть ли у ЕС будущее?

Главное фото: Совет Европы | © Леонид Андронов, Shutterstock

Особенно в нынешней предвыборной кампании следующего Бундестага все серьезные партии повторяют свои обязательства перед Европейским Союзом, как мантру. Кандидаты хором заявляют, что будущее Германии — в ЕС.

По прошествии добрых 70 лет можно задаться вопросом, что эти партии на самом деле сделали для общей Европы. Помимо пустых словесных заявлений, на самом деле нужно засвидетельствовать отсутствие солидарности Германии с другими государствами-членами и остальным миром. Больше нет необходимости говорить о совершенно ненужных и неэффективных закрытиях границ и других национальных действиях и программах, нарушающих законодательство ЕС. Для Германии также верно, и, возможно, даже в большей степени, чем для других стран, что ЕС является лишь средством для поддержания своего национального суверенитета и, если возможно, для получения преимуществ от общего рынка.

За возможным исключением Люксембурга, приходится констатировать, что все остальные «нации» либо всем сердцем и из глубочайшего убеждения отвергают европейские ценности, либо в силу своей собственной истории только лицемерят эти ценности — мы, немцы снова с последним чемпионом мира и очень этим гордимся!

Даже институты ЕС видят в Евросоюзе только бумажного тигра и стараются - вполне гуманно и вполне понятно - сохранить свои рабочие места как можно дольше. Одним из примеров является Европейский парламент, который все чаще можно охарактеризовать как собрание клакеров, облекающих все решения Европейского совета в довольно демократическую форму.

Все сторонники ЕС согласны с тем, что соответствующие национальные государства являются конечными и что заседания Европейского совета являются рейхстагом нашей общей Европы; этим они лишь подтверждают, что сами они все еще прочно закреплены в 20-м веке и, если вообще, способны на единственное движение, а именно назад, к старому доброму периоду бидермейера.

По прошествии добрых 70 лет мы должны засвидетельствовать Европе, что Европа не является ни сообществом ценностей, ни сообществом, основанным на праве, что мы, европейцы, по-прежнему считаем себя прочно привязанными к национальным государствам — даже если некоторые из них больше даже не служат. как посмешище, в лучшем случае для европейских оперетт (например, саммиты ЕС) хороши и существуют только потому, что их тащат за собой другие государства-члены по причинам, которые после всех этих десятилетий уже непонятны.

Однако мир за пределами Европы продолжает меняться.Китай, США и Индия в настоящее время пытаются реорганизовать политический мир и сделать его пригодным для будущего. Другие страны за пределами Европы стараются изо всех сил не отставать.

Тем временем, мы в Европе имеем дело с чувствительностью королей оперетты, т. е. нехватка ресурсов, загрязнение окружающей среды, миграция, старение населения, упадок демократии и упадок ценностей имеют в лучшем случае второстепенное значение.

Европейские ответы на вызовы нашего мира, как Конференция о будущем Европы или сплетни о глобальном здоровье не очень эффективны и показывают, что Европа медленно, но верно вертится вокруг себя и мутирует в проблему для всех нас, а не только для нас, европейцев.

Что нам срочно нужно, так это общая европейская стратегия от тех стран, которые видят будущее Европы в федеративном государстве и готовы как можно быстрее реализовать эту стратегию.

Остальной Европе, как и остальному миру, можно было бы предложить экономическое сотрудничество, и можно было бы наладить более глубокое и фундаментальное сотрудничество с другими демократическими странами.

Джо БайденРоссия, сама обремененная своими внутренними проблемами, признала это и попыталась сделать устойчивую (мировую) политику приемлемой для европейцев и предложила им взять на себя ответственность за мир вместе с США.

Пока единственной реакцией было то, что Европа рассматривает возможность и дальше уходить от ответственности, теперь уже вместе с Российской Федерацией.

Пока все ответственные лица в Европе живут и действуют в соответствии с девизом «Après nous le déluge» и в качестве идеи для Европы в лучшем случае увязываются с несбывшимися мечтами о великой державе от Наполеона до Гитлера, ЕС будет больше не имеют будущего, а наоборот, как прежде священная Римская империя, медленно, но верно растворяются в пользу.


«Международная политика никогда не связана с демократией или правами человека. Речь идет об интересах государств. Помните, что независимо от того, что вам говорят на уроках истории».

Эгон Бахр, Рейн-Неккар-Цайтунг (4.12.2013)

Отправить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены * отмеченный